"Московская премьера": программа "Семь посвящений. ХХI век"
Прислано film1 на Сентябрь 11 2008 08:47:49



В рамках фестиваля «Московская премьера» в качестве одной из программ задуман цикл встреч с самыми актуальными фигурами нашего кинематографа сегодня. Первая встреча была с Андреем Звягинцевым, который получил главный приз Венецианского фестиваля – «Золотой лев» за фильм «Возвращение». Он единственный отечественный режиссер, премированный столь почетной наградой в последнее время.
Расширенные новости
"Московская премьера": программа "Семь посвящений. ХХI век"


В рамках фестиваля «Московская премьера» в качестве одной из программ задуман цикл встреч с самыми актуальными фигурами нашего кинематографа сегодня. Первая встреча была с Андреем Звягинцевым, который получил главный приз Венецианского фестиваля – «Золотой лев» за фильм «Возвращение». Он единственный отечественный режиссер, премированный столь почетной наградой в последнее время.

Большой Белый зал Дома кино на Васильевской улице был заполнен где-то наполовину, если не меньше. Среди публики было удивительно много пожилых и просто древних стариков и старух, удивительно невоспитанных и по-хамски ведущих себя, что сразу выдавало в них деятелей киноискусства, не отставали от них и их молодые коллеги. Впрочем, это не вина организаторов фестиваля, в Доме кинематографистов публика всегда ведет себя так словно они ровня режиссерам, не испытывая ни малейшего пиетета перед выступающим. Эти люди даже не понимают, что просто некультурно вести себя таким панибратским образом, перебивая режиссера, задавая с мест свои в общем глупые и поверхностные вопросы, которые дезорганизовали и вселяли неуверенность в режиссера и делали встречу для остальных менее интересной. Эти люди пришли сюда отнюдь не для того, чтобы что-то узнать от режиссера, чему-то научиться, они стремились лишь только уесть, уязвить режиссера, признанного всем миром. Это так печально.

Вообще режиссер был не один, а со своими коллегами и преданными соратниками: оператором Михаилом Кричманом и композитором Андреем Дергачевым, но они почти все время молчали. В свои сорок четыре Андрей Звягинцев строен, худощав и необычайно моложав, он выглядит лет на десять моложе своего возраста. Он очень интеллигентен и ни разу не одернул некорректных зрителей. Есть режиссеры, которые умеют представлять себя, которые превращают свое появление на людях в перформенс, а есть те, кто не умеет. Звягинцев не умеет. Вроде бы он говорит правильные вещи о своем кино, но это не оставляет какого-то ощущения значительности. Фильмы режиссера кажутся гораздо более глубокими, чем он сам. И все же вспоминая, что сказал Звягинцев, все самое важное о том, как он видит и снимает кино, режиссер сумел передать. По сути, это можно расценить как полноценный мастер-класс.

Андрей Звягинцев изложил историю о том, как к нему попал сценарий фильма «Изгнание». «Повод для смеха» - редкая малоизвестная повесть Уильяма Сарояна. Она выбивается из основного направления творчества писателя, оптимистического и веселого, своей мрачностью и безысходностью, потому что это автобиографическая история. В СССР ее издавали лишь раз в 1986 году в Советской Армении на русском языке. И вот в эту уникальную вещь влюбился кинооператор Артем Мелкумян. Он долго показывал книгу разным знакомым режиссерам, но понимания не достиг. Тогда он написал сценарий и стал показывать его. На одном из фестивалей он встретился с Михаилом Кричманом и попросил передать его Андрею (Звягинцеву). Таким был непростой путь к экрану этой небанальной вещи. Аналогичный путь прошел и первый сценарий, который читали и на студиях Валерия Тодоровского и Сергея Сельянова, но не сочли интересным.

Говорил Звягинцев и о том, как он работает с композитором Андреем Дергачевым, который, как оказалось, не знает нот. Дергачев не считает себя профессиональным композитором, потому как работает только со Звягинцевым. По словам композитора, ему неинтересно работать с другими режиссерами, которые все свои профессиональные огрехи списывают музыкой, заливая фильм мелодией от края до края. Звягинцев же подходит к музыке очень взвешенно и ставит ее лишь в самые ударные моменты, только когда она действительно необходима.

Не менее интересным было то, что Звягинцев рассказал о своем методе подбора актеров. «Я подбираю актеров по типажу, который я сформировал в своем воображении. Я вижу актеров, говорю с ними, смотрю, соответствует ли образ их природе примерно. И потом уже на площадке актер замещает собой образ, который я сформировал у себя в голове». Примерно так произошло с Константином Лавроненко, которого открыл для мира именно Звягинцев. В 1992 году в театре Клима молодой, тогда еще актер, Андрей Звягинцев увидел актера Лавроненко, который очень понравился будущему режиссеру. Прошло десять лет и, когда шел кастинг, режиссеру подобрали десять актеров, возможно подходящих на эту роль и среди них он узнал Константина Лавроненко. К этому времени актер уже несколько лет как забросил театр и ушел из профессии. Он работал администратором бара и был разочарован в профессии, искусстве. Лавроненко, как рассказал Звягинцев, не подходит для театра. «Он слишком тихо говорит, а, значит, он не может работать на больших сценах, он лишен внешней экспрессии, что так свойственно актерам». Но именно эти черты очень выигрышны в кино. Именно эта немногословность, отсутствие суетной экспрессии и создает силу его образов в кино, их правдивость. «Для режиссера-дебютанта найти хорошего актера за сорок, чтобы он был совсем неизвестен, крайне непросто». Это похоже на легенду, но хорошие фильмы превращают в легенды все, что предшествовало успеху и за это мы и любим кино. В настоящий момент Андрей Звягинцев уже приступил к созданию своей третьей картины, пока, до февраля следующего года, будет идти работа над сценарием. Потом будет долгая подготовка и в 2010 году наш венецианский триумфатор планирует приступить к съемкам. Режиссер отказался уточнить детали, сказав лишь, что это будет фильм, где потребуются исторические декорации. Проект реализует кинокомпания «Централ Партнершип».